Коррупция как основной фактор детерминации терроризма на Серверном Кавказе

Р.Кутаев   Председатель МКПСК Координатор ООД «Россия, вперед!» по СКФО канд. философских наук

Проблемы коррупции, бедности, безработицы, промышленной отсталости, дотационности это далеко не полный перечень в букете недостатков на Северном Кавказе. Разные эксперты и политологи дают разные оценки, в большинстве своем ошибочные, где наиболее важным критерием является верность регионального руководителя федеральному центру, исходя из этого, пытаются определить эффективность взаимодействия центра с регионами.

И, как правило, пытаясь скрыть свою несостоятельность, не представляя, что делать, переписывают одно и то же, чуть видоизменяя, и это подается как рекомендации для политики Кремля на Кавказе. Что это дает? Ничего!!! Кураторы от Администрации Президента и Правительства РФ создают имитацию работы, их подшефные, абсолютно точно зная их обреченность и зависимость от себя, превращают весьма значимые для страны и граждан инициативы Президента РФ в пустословие и популизм. Это замкнутый круг, и его невозможно прорвать. Президент РФ является заложником своей администрации. Администрация в свою очередь не знает, что делать из-за незнания реальной ситуации и ограниченности своих организационных возможностей. Призывы к коррумпированной власти бороться с коррупцией, бесперспективны. В силу этого, Президенту РФ внушают, что любые изменения повлекут за собой худшие последствия для страны. Да, последствия будут плохие, но не для страны, а для чиновников- кураторов из Администрации Президента РФ, если найти верные подходы и принять разумные решения по Северному Кавказу.

Для того, чтобы дать какие то рекомендации по борьбе с терроризмом, попытаемся дать реальную оценку ситуации на Северном Кавказе и определить возможные пути  выхода из кризиса. Для этого необходимо определить, что из себя представляет терроризм, какова база их опоры и доверия в регионах СК. Следовательно, необходимо определить и долю доверия общества власти.  В результате такого исследования мы сможем установить, что можно ожидать от общества в ближайшее время, его отношение к власти и к носителям радикальной исламской идеологии, основной целью которых является разрушение основ Российского государства.

Одним из показателей экономической эффективности региональной власти является валовый региональный продукт (ВРП). В республиках СК этот показатель самый низкий в стране, и некоторый рост ВРП в докризисный период это не достижение властей на местах, т.к. в тех же пропорциях росли региональные бюджеты. Как бы не пытались региональные руководители демонстрировать федеральному руководству позитивные изменения в экономике, им это не удалось. Отсюда и не соответствующие действительности данные  официальной статистики, согласно которой фиксируемые реальные душевые денежные доходы населения росли, динамика снижения уровня бедности, улучшения ситуации в сфере занятости, и это по совокупности дает, якобы, положительную тенденцию, связанную с уровнем жизни. Исследования показывают, что коррумпированные власти представляют информацию, в Министерство финансов и Министерство регионального развития РФ, не соответствующую действительности. Даже поверхностный анализ социально – экономической ситуации показывает, что власти так и не смогли создать никакие предпосылки для устойчивого развития своих регионов. Подтверждением наших исследований является заявление Президента РФ Д. Медведева 19 ноября, в ходе совещания, посвященного комплексным мерам по обеспечению стабильности на СК, где он заявил «Нет веры в эту статистику, брехня это зачастую». 

По признанию вице- премьера в правительстве ЧР Л. Магомадова, процент безработных в ЧР составляет 72,3, он это заявил на встрече с делегацией из Словакии, за что и поплатился должностью. А на встрече с полпредом СКФО А.Хлопониным, зав. кафедрой экономики ГНИ, доктор экономических наук, проф. М.Магомадов озвучил цифру 75% безработных в ЧР. В тоже время руководители ЧР заявляют о 30-35% безработных в ЧР. Откуда такая разница цифр? Все дело в том, чтобы оформить похищаемые средства их надо реально проводить через каких то людей, вот и появляются работающие, которые фактически не работают, и повышение душевых денежных доходов которых в реальности  не существует. По разным данным независимых исследований, по всему северокавказскому региону до 80% людей в возрасте до 30 лет не имеют постоянной работы, соответственно и постоянных доходов. По официальным данным на каждый процент роста безработицы приходиться 5% роста преступности.      

Доля промышленности в демографически развивающихся республиках в ЮФО составляло всего лишь 10 %, проблемы сельского хозяйства аналогичны, что связано с низкой материально – технической базой агропромышленного комплекса СК, хотя на АПК региональные власти могут влиять больше, финансируя сельское хозяйство из региональных бюджетов. Необходимо отметить отрицательную финансовую ситуацию в целом по СК и полный застой в Чеченской республике, где рост поступлений налоговых и неналоговых доходов в 2009 г. составил 0,75%. Что интересно, чем больше процент дотационности тем больше процент коррупционности и тем меньше процент доли малого и среднего бизнеса, в той же ЧР он составляет чуть больше 1%. На долю сектора малого и среднего бизнеса в КБР приходиться 24,9 % и соответственно дотационность республики держится в районе 50%, это единственный регион на СК где положительная динамика с дефицитом бюджета.

Одним из показателей характеризующей качество финансового управления региона ситуация с государственным долгом субъектов федерации. Как свидетельствуют данные Минфина, наибольшими объемами задолженности определились ЧР и СО-А. Наиболее важный показатель, характеризующий стремление властей выйти от финансовой зависимости центра, расходы регионального бюджета на национальную экономику и развитие инфраструктуры. Наиболее эффективно в этом направлении поставлена работа в Дагестане и в КБР, наименьшие возможности для таких расходов оказались у ЧР, РИ и СО-А.

Частью достижений региональной власти является инвестиционная привлекательность региона, в соотношении частных и государственных инвестиций, очевидно, что приток частных инвестиций зависит от политики региональных руководителей, в этом направлении наиболее привлекательным является КБР.

Таким образом, наиболее успешным регионом в финансовом управлении на СК является КБР, наиболее проблемными  - Чеченская республика и Северная Осетия, кстати, эти две республики являются и наиболее коррумпированными. Социологические исследования показали, что руководству КБР, доверяют – 43,2% опрошенных, а доверия работников бюджетной сферы – 64,7%.  Руководству ЧР –  соответственно доверяют 23,4% населения, а бюджетники – 3,1%.  Власти СО-А –  доверия населения – 12,5% и доверие бюджетников – 22,2%. В отличие от всех  регионов СК, где власти  госслужащие доверяют больше чем в целом население, властям ЧР, работники бюджетной сферы, включая правоохранительные структуры, фактически не доверяют, и как результат, по заявлению зам. ген. прокурора РФ И. Сыдорука, 70 % преступлений террористического характера приходиться на ЧР.

Следовательно, мы можем констатировать, что какие бы обильные финансовые вливания не делались в регионы СК, а средства выделялись серьезные, руководители регионов, за исключением А.Канокова, с большими оговорками, не смогли использовать выделенные средства с пользой дела для региона. Средства были использованы властью для самих себя, для своих семей и близкого окружения,  об этом знают и в прокуратуре, и в МВД, и в Счетной палате.  Доходы 10% наиболее обеспеченного населения превышают доходы 10% наименее обеспеченного населения на СК в 20 -25 раз, а в ЧР сотни раз.  Этим и объясняется инфантильность общественной активности населения, люди не верят, что политическими методами можно избавиться от насаженной в их регионах федеральным центром преступной власти. Коррумпированная власть, структуры которой, в отсутствия подлинной демократии, формировались по клановому принципу, преследуют часть общества, под предлогом борьбы с терроризмом, не из-за целесообразности государственной безопасности, а как политических и бизнес конкурентов, выдавливая их за рамки законов РФ. И как результат, из-за преступных действий чиновников, растет влияние, и динамично развиваются сети «радикальных исламистов», влияние которых все больше усиливается не только в северокавказских республиках, но и по всей России. Им присущи единая направленность и выверенные политические цели. Не отличаясь в стратегических установках, они используют различную тактику в своих действиях. Это стало возможным, в силу того, что все большее количество людей устремляют свои взоры к ним в поиске справедливости. В сознании части населения сложилась простая, доступная для восприятия рядовых мусульман парадигма исламских ценностей, некая матрица, на которую наложены представления о справедливом процветающем обществе, в котором они могут обрести личное благополучие и общую социальную справедливость.     Отсюда и симпатии и откровенная поддержка приверженцев радикальной исламской идеологии, противостоящей федеральной стороне. Около 30% населения СК, по совокупности, в них видят единственную силу, которая избавит населения от погрязшей в коррупции власти. Молодежь стремительно стало терять российскую идентичность, отдавая предпочтение исламскому образу жизни. Исследования, проведенные Общественной Палатой РФ, показали, что для 70% студенческой молодежи Дагестана ближе идеи ислама. В Ингушетии сложилась драматичная ситуация, там самая сплоченная команда противников власти, в составе которой и работники правоохранительных структур, и муниципальных образований, и представители неправительственных организаций, и люди имеющий достаточно серьезный достаток и представленные в бизнесе. А драматичность ситуации заключается в том, что они наиболее близко связаны и активно взаимодействуют с воюющей стороной. Они представляют серьезную силу, и размениваться на мелких уступках не будут. И это не поза, это позиция.

Вот это и есть истинное лицо власти на СК, как мы видим, получается образ безграмотного, подлого, жестокого, бессовестного, работающего на  самого себя преступника- чиновника, уверенного в своей ненаказуемости, и убежденного в своей безгрешности. Именно этот факт, прежде всего, является поводом симпатий населения к носителям радикальной исламской идеологий. Исходя из этого и рейтинг руководителя государства. Исследования, проведенные в мае-июне 2009 года в пяти республиках СК показали рейтинг доверия Президенту РФ Д.Медведеву – 37, 4%; и премьера В.Путина 40,2%. Необходимо отметить, что рейтинг В.Путина наиболее высок в СО-А- 65,9% и В КБР – 58,9%; и наиболее низок в Чеченской республике – 23,2% и в Ингушетии 17,5%. Рейтинг Д. Медведева в ЧР- 50,4% в РИ- 45,6%.

Самая здоровая часть общества: врачи, учителя, инженера, предприниматели – эти люди хребет любого государства, на Северном Кавказе они составляют 30 -35%. Они средний слой представляющий малый и средний бизнес, деятелей культуры и искусства, научную и творческую интеллигенцию. Это граждане, основная масса которых стала базой создания в стране среднего класса, наличие которой, по определению, обеспечивает стабильность любого современного демократического государства. Но они не востребованы. Наиболее активная и инициативная часть этих граждан хочет получить возможность оказывать активное влияние, в рамках Конституции и законов РФ, на политические процессы в стране, в своих регионах и муниципальных образованиях. Их знания и опыт работы позволяют им быть не просто статистами, но и активными участниками событий. В большинстве своем, они не хотят быть агитаторами и пропагандистами в чужой, не конституционной, навязанной им коррумпированными чиновниками, чуждой их природе, игре. Они готовы и стремятся конкурировать за свое место в социальной иерархии не путем инкорпорирования в кланы, а путем участия в честном соревновании знаний  и профессиональных умений. Они устали жить по понятиям, они хотят жить по законам. Уже очевидна не неприязнь, а аргументированная ненависть людей к власти. Это они стали поглядывать на исламистов с надеждой, не веря, что федеральный центр способен, что- либо изменить, и за них уже надо воевать на идеологическом фронте. И эту работу, к сожалению, в СКФО не проводить ни кто, а мы пытаемся только наладить эту работу.        

Здесь необходимо пояснить ситуацию. В мае текущего года, распоряжением Президента РФ Д.Медведева создана Рабочая Группа по СК, которая, кстати, до сих пор палец об палец не ударила, кроме моей работы, как эксперта по вопросам коррупции.  А в сентябре этого года образована общероссийское общественное движения (ООД) «Россия, вперед!». Под эгидой этих организаций нами была проведена во всех регионах СКФО большая работа: в каждом регионе был проведен круглый стол с политологами и экспертами по обозначенным инициативам Президента РФ- это борьба с коррупцией и развитие модернизации. Были проведены конференции с участием представителей правозащитного сообщества, представителей малого и среднего бизнеса, деятелей культуры и искусства, где красной нитью проходила одна мысль: Президент РФ инициировал прорыв страны из состояния стагнации, общество должно поддержать! И это все, так или иначе, было представлено нами в региональных СМИ. 30 июля в г. Грозном была проведена научно – практическая конференция, под названием «Коррупция как фактор блокирования развития модернизации на Северном Кавказе и пути выхода из нее». В работе форума принимали участие известные ученые СК, а так же ученые из Москвы, Санкт – Петербурга и Иванова. И здесь необходимо заявить, что мы пытаемся наладить ту работу, которую должна проводить и Администрация Президента РФ и аппарат полпреда в СКФО.

Президент РФ понимает, что между властью и обществом образовалась большая брешь, и путем своих личных инициатив пытается переломить ситуацию.  Так, впервые за последние десять лет, Президент РФ обратился к обществу, а не только к власти, с предложением совместно решать проблемы страны. И как результат, социологический опрос, проведенный в пяти республиках СК, в начале августа 2010 года, выглядит следующим образом. На наш вопрос – кого вы хотели бы видеть президентом РФ в 2012 году – 48,6% отдали предпочтение действующему Президенту РФ Д.Медведеву, и только 32,3% опрошенных хотели видеть президентом РФ В.Путина. И на этот раз предпочтение В.Путину отдают в Северной Осетии и в Кабардино-Балкарии, но Д.Медведев, практически приблизился к В.Путину и в этих республиках. Д.Медведева хотят видеть президентом РФ и в 2012 году в Чеченской республике, как бы не пыталось руководство республики навязать В.Путина, в Ингушетии и в Дагестане. Это маленькая толика начала большой работы, которую предстоит в последующем проводить на Северном Кавказе.  

Сегодня перед руководством страны стоит важнейший стратегический вопрос, от верности принятого решения зависит судьба целостности государства. Политика большой дружбы с господствующими элитами в интересах иллюзорной стабильности не решает кавказских проблем и превращает Северный Кавказ в территорию замороженных и потенциальных конфликтов, решение которых не представляется возможным. Трагичность всей ситуации заключается и в реальной слабости федеральной власти. Обществу пытались доказать, что в стране построена эффективная политическая система и мощная экономика. ВВП, после длительного периода стабильного роста, снизилось. Профицитный бюджет сменился на дефицитный, и это уже имеет политические последствия. 

Президент РФ должен, если на то он имеет политическую волю и обладает реальной властью, сместить акценты в политике на Северном Кавказе. Начать непримиримую борьбу с коррупцией и в этой борьбе опираться на общественные институты и на независимые СМИ. У руководства страны нет четкой концепции, как развивать Северный Кавказ в экономическом, культурном и социальном плане. Никакие значительные финансовые вливания не помогут. Нужна новая идеология, необходим выверенный подход, свежий взгляд. Только это единственный способ вернуть доверие граждан к власти. Именно коррумпированная власть, прежде всего, является детерминирующим фактором терроризма на СК. В отношениях власти и граждан регионов образовалась большая трещина отчуждения и недоверия, если произойдет надлом это катастрофа, которую Россия может не пережить как единое государство.

© 2005–2014, Национальная Академия Изучения и Исследования Проблем Коррупции
Создание сайта — Студия Brandmotiv.ru