Проблемы эффективности антикоррупционной политики

Крючков А.В., аспирант СКАНХиГС, Член-корреспондент Антикоррупционной Академии

Интенсивность обсуждения коррупционного дискурса в общественной жизни современной России, принятие многочисленных антикоррупционных программ и проектов, декларирование их состоятельности и работоспособности указывают на безоговорочную актуальность данной проблематики. Особый интерес к ней - у политической науки, с позиции и методологии которой, в основном, рассматривается данный круг вопросов.

Такое внимание обусловлено рядом факторов. Прежде всего, необходимо понимать, что явление коррупции теснейшим образом связано с неэффективностью ряда существующих политических систем, качеством государственного управления, отсутствием гражданской активности и антикоррупционной идеологии. Слабость институтов гражданского общества и отсутствие прочных демократических традиций называют среди основных причин коррупции в странах «с переходной экономикой», к которым относится Россия. И действительно, откуда же взяться, этой «силе», если у истоков коррупции и субъектов противодействия ей - политическая коррупция. Она подобна «многоголовой гидре», которая имеет множество лиц и проявлений, способна оперативно мимикрировать и приспосабливаться. Политическая коррупция представляет собой теневой рынок распределения экономических, административных, информационных ресурсов между властными элитами и другими структурами общества. 

Всем известно: рыба гниет с головы – так и с коррупцией. Все что идет «сверху», от имеющейся политической элиты – заведомо несостоятельно и коррупциогенно. Все предлагаемые пути выхода из этой системной проблемы оказываются, по меньшей мере, неэффективными, а зачастую – просто декларативными. На сегодняшний день в России действует чиновничий произвол, у которого только один принцип - «пилить Россию». Во главе всего этого «порядка» стоит политическая структура - Единая Россия, в простонародье - «Едим Россию», которая и правит бал.

Проведенный Антикоррупционной Академией (г.Москва) в марте-апреле 2011 г. социологический опрос по эффективности антикоррупционной политики в России, показал ситуацию низкой эффективности проводимого Правительством курса антикоррупционной политики.

Большинство населения России даже не в курсе того, что в стране существует законодательная основа противодействия коррупции, есть национальный план противодействия ей и выстраивается государственная антикоррупционная политика.

Было выявлено, что представители третьего сектора, на который во многом возложены надежды в развитых демократиях, зачастую сам коррумпирован, что стократно только усугубляет ситуацию с противодействием коррупции. Общественные организации (НКО, НПО), занимающиеся противодействием коррупции, можно условно разделить на три типа. Одни используют антикоррупционный «брэнд» для раскрутки самих себя внутри страны, другие - ориентированы для продвижения в Европу и США, а третьи - «пиарят» противодействие коррупции в связке с Правительством и для Правительства (соответственно, оттуда же и финансируются).

Гражданская инициатива по привнесению альтернативной концепции «общественного противодействия» отмечена на очень низком уровне - в среднем около 15,5% опрошенных готовы вступить в общественное объединение, созданное в целях противодействия коррупции. В целом, граждане значительно меньше надеются на общественную активность, чем на силовые органы. При ответе на вопрос «на кого в первую очередь можно рассчитывать в борьбе с коррупцией?» вариант ответа «общественные организации» выбирают от 5% до 20% респондентов.

Специфика институциональной экспансии коррупции заключается не только в том, что создаются специфические коррупционные организации, для продолжающегося «роспила» в области противодействия коррупции, но и коррумпируются создаваемые для иных целей. Институциональной экспансии коррупции способствует «размножение» дублирующих друг друга организаций, огромный аппарат каждой из которых не может не создавать почву для произрастания коррупции.

Исследование так же показало, очевидные межрегиональные различия в функционировании антикоррупционной политики, выявив прямую зависимость степени активности общественных организаций от их количества в регионе.
Современные социологические исследования, как правило, инициируются различными международными организациями. Они охватывают весь спектр вопросов в области коррупции, обосновывают выведение индексов и рейтингов коррумпированности в различных странах, а также содержат определенные попытки выявления социальных причин и особенностей коррупции. В последнее время, доведенная до крайности общественность и представители гражданского общества, сами проявляют инициативу по выявлению ситуации с коррупцией и мерами противодействия ей - такова реальность происходящего на данный момент в России.

Опираясь на подобные научные исследование, к сожалению, нельзя сделать вывод о несостоятельности государственной антикоррупционной политики, но можно сделать выводы о том, что в обществе назрела потребность «общественного противодействия» коррупции и существует серьезный спрос на «антикоррупцию», идущий, как от руководства страны, так и от граждан России.

Как показывает международный опыт, успех в реализации антикоррупционной политики и степень ее эффективности, могут быть достигнуты при условии соблюдения ряда принципов:

  1. Антикоррупционная политика должна инициироваться авторитетным легитимным лидером.
  2. Эффективность антикоррупционной политики прямо пропорциональна степени кооперации власти и общества.
  3. Необходима прозрачность антикоррупционной политики и ее постоянный аудит.
  4. Необходимо учитывать культурные традиции и региональные особенности.
  5. Антикоррупционная политика должна быть гибкой и адаптивной, с сочетанием институциональных изменений и социальной инженерии.

© 2005–2014, Национальная Академия Изучения и Исследования Проблем Коррупции
Создание сайта — Студия Brandmotiv.ru