Коррупция на Северном Кавказе — угроза национальной безопасности

Муса Садаев
Академик, Президент «Национальной Академии изучения и исследования проблем коррупции»

Коррупция в большинстве российских регионов воспринимается не столько как общенациональное зло, а скорее, как неприятная необходимость, связанная с функционированием органов власти и правосудия и коммуникациями граждан с этими институтами. На Северном Кавказе ситуация принципиально иная. За последние годы коррупция перешла в ранг явлений, угрожающих национальной безопасности и подрывающих целостность Российской Федерации, не только как суверенного государства, но и как общности национальностей и культур, объединенных общей идеей и правовой конструкцией.

Причин тому две. Во-первых, именно коррупция позволила сформироваться так называемому экстремистскому подполью. Так называемому, потому что за мягкой формулировкой преподносимой чиновниками фактически скрывается альтернативная система органов власти. Коррупция и торговля должностями в силовых структурах, практикуемая повсеместно, приводят к тому, что все усилия федерального центра по борьбе с терроризмом и противостоянию экстремизму упираются в некомпетентность и продажность на местах. На сегодняшний день, на Северном Кавказе нет государственной должности, которую нельзя было бы купить. Вопрос лишь в цене. И террористы готовы заплатить эту цену. В результате мы получаем захват Ингушетии, Беслан и штурм г. Нальчика, взрывы в московском Метро, теракт в Домодедово. 

Этот список наверняка будет продолжен. Отсутствие крупных терактов в последние месяцы совершенно не означает, что коррупция побеждена, а «подполье» разогнано. Если федеральная власть не вмешается и не пересмотрит свои взаимоотношения с местными элитами, то регион имеет все шансы очень быстро скатиться к хаосу.  Принцип взаимоотношений, основанный на невмешательстве федерального центра в административно-хозяйственную деятельность элит в обмен на гарантии лояльности и обещания нейтрализовать сепаратистов и религиозных фанатиков, перестает работать.

Здесь кроется вторая причина угрозы национальной безопасности со стороны коррупции на Северном Кавказе. Аппетиты местных чиновников растут с такой скоростью, что можно сказать, что коррупция и казнокрадство уже стали основой экономики региона, а не побочным явлением экономического развития. Все это происходит на глазах у народов Северного Кавказа, которые по центральным каналам видят передачи, в которых рассказывается, насколько важен Северный Кавказ для России, а местные чиновники день за днем увеличивают личное благосостояние за счет федеральных дотаций и берут взятки от имени Российской Федерации. Этот процесс ведет не просто к потере уважения к властям, а постепенной легитимизации экстремистского подполья, чьи лидеры ведут активную пропагандистскую работу среди населения, наглядно доказывая, что Россия и ее ставленники целенаправленно обманывают и обворовывают северокавказские народы.

Местным властям нечего противопоставить этим аргументам, потому что данная пропагандистская конструкция основана на реальных вещах, с которыми жители региона сталкиваются каждый день. Более того, еще в 2007 году в рамках Антикоррупционного комитета Северного Кавказа, мы проводили ряд социологических исследований, в ходе которых опрашивали и чиновников, разумеется, на условиях сохранения конфиденциальности. Полученные результаты содержат конкретные суммы денег, которые берутся с населения за те или иные услуги государства и решения различных трудноразрешимых вопросах в сфере бизнеса, земельных отношений и пр. Также мы сформировали своего рода прайс-лист по стоимости должностей. Эти данные есть в Интернете на сайте организации. С ними может ознакомиться каждый. В марте 2007 годы мы выпустили книгу, в которой данные были обобщены и опубликованы. И что самое интересное, чиновники, имевшие знакомство с руководителями региональных отделений Комитета буквально умоляли дать им экземпляр книги, чтобы иметь «шпаргалку» по стоимости должностей и услуг. Я думаю, что было бы лишним объяснять, зачем им была нужна эта книга. Тем не менее, я говорю это, чтобы привести пример того, насколько коррупция укоренилась в сознании людей на Северном Кавказе: книгу, выпущенную для борьбы с коррупцией, чиновники используют для того, чтобы знать, сколько стоит та или иная должности и сколько «содрать» с посетителя за ту или иную услугу.

Коррупция в России уже породила чеченскую войну, и может породить войну северокавказскую, которую сегодняшняя Россия может и не пережить. Нам всем необходимо осознать, что строить взаимоотношения с северокавказскими республиками необходимо исходя не из мнимой лояльности элит, которые считают, что их защищают силовые структуры, должности в которых может купить любой человек, имеющий в кармане несколько тысяч долларов. Взаимоотношения должны строиться не на выделении денег взамен на поддержку кланов, а на долгосрочных инвестициях в экономическое и социальное развитие региона и на интеграции молодежи в культурное и правовое пространство России.

Проблема безработицы не должна решаться путем раздувания штатов силовых структур. Угроза терроризма и войны на Северном Кавказе снизится только тогда, когда федеральный центр действительно начнет наводить порядок в экономике региона, когда граждане, живущие на Северном Кавказе, увидят заботу и разумный подход к решению социально-экономический проблем.

Государству и обществу необходимо четкое понимание того, что народы Северного Кавказа являются государствообразующими для всей России. И если между Северным Кавказом и Россией на государственном уровне присутствуют в основном коррупционные связи, которые могут порваться, когда в бюджете закончатся деньги, то на уровне деловом, культурном и родственном, связи гораздо более прочные. Поэтому, в первую очередь народы Северного Кавказа и многотысячные общины, поддерживающие деловые и культурные связи с республиками, не заинтересованы в распаде России и отделении Северного Кавказа.

Задачу Антикоррупционной Академии в этой связи мы видим в том, чтобы помочь обществу трезво оценить масштабы угрозы, которая исходит от роста коррупции на Северном Кавказе, разработать и внедрить принципиально новую экономическую модель развития региона, которая бы сделала бессмысленным и неактуальным и сепаратизм и религиозный экстремизм, на борьбу с которым выделяются ресурсы, с помощью которых, при правильном инвестировании, можно нивелировать все экономические проблемы, нерешенность которых на сегодняшний день питает экстремистское подполье.

На последок, хотелось бы остановиться на одном, на мой взгляд, оптимистичном обстоятельстве, связанном с коррупцией на Северном Кавказе. Речь идет, если так можно выразиться, о реинвестировании полученных средств. Если чиновники из других регионов стремятся вывести деньги за рубеж, то чиновники Северного Кавказа в большинстве своем тратят деньги в регионе.

Причем делают это до комичного демонстративно. Деньги вкладываются в недвижимость, в бизнес-проекты, в собственные службы безопасности, автомобили класса люкс, и конечно же продукцию Волжского автозавода, которая массово закупается для подарков и обеспечения свиты. В этой связи следует задуматься о том, что победа над коррупцией на Кавказе создаст серьезную брешь в плане продаж этого стратегического предприятия. Это, конечно же, не оправдывает чиновников, но в каком-то смысле делает коррупцию полезной для общества. Создаваемые рабочие места и трата денег в том же регионе, где они были «заработаны», определенно является плюсом, если рассматривать вопрос с точки зрения экономического положения республик Северного Кавказа.

В определенном смысле, если когда-либо будет проведена классификация коррупционеров, то я бы настаивал на том, чтобы северокавказских коррупционеров возвели бы в ранг коррупционеров-патриотов.

Если же перенести вопрос из правовой плоскости в плоскость здравого смысла, то борьба с коррупцией именно в Северокавказском регионе с применением обычных методов может оказаться совершенно неэффективной. Эффективной может оказаться введение социальной ренты для чиновников в зависимости от занимаемой должности. Это будет означать, что чиновник должен ежегодно перечислять определенную сумму в бюджет, либо финансировать строительство объектов социальной сферы. В принципе, такие примеры уже есть, но я пока не хотел бы называть территорию и конкретных людей, которые это делают.

 

© 2005–2014, Национальная Академия Изучения и Исследования Проблем Коррупции
Создание сайта — Студия Brandmotiv.ru