В тюрьме должен сидеть Чубайс, а не Садаев.

 

 

Что заставило правоохранителей поверить

сановному мошеннику и посадить невиновного?

 

Можайский городской суд в очередной раз продлил (до 21 июля 2018 года) содержание под стражей (в Можайском СИЗО № 10) президента АНО «Национальная академия изучения и исследования проблем коррупции» Садаева Мусы Бетиевича, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ «по факту хищения имущества Чубайса А.Б. в виде техники и иного оборудования с объекта недвижимости, расположенного по адресу: Московская область, Одинцовский район, д. Переделки».

Суд упорно игнорирует то обстоятельство, что находящийся в СИЗО уже более восьми месяцев М.Садаев тяжело болен. Он ранее перенес два инфаркта и стентирование коронарных сосудов сердца. У него четыре стента и тяжелая форма диабета. Задержание и заключение под стражу 1 сентября 2017 года не позволили ему лечь на плановую госпитализацию для замены стентов и возможного установления новых. Жизнь М. Садаева под серьезной угрозой.

При этом имеющиеся в распоряжении редакции еженедельника «Экономика и Коррупция» документы однозначно говорят о том, что предъявленное М. Садаеву обвинение грубо сфальсифицировано следствием, не имеет под собой абсолютно никаких оснований. По одной простой причине: никакой недвижимости в д. Переделки с каким-либо оборудованием или техникой у господина Чубайса никогда не было, и нет сегодня.

Да, в Переделках построен шикарный жилой комплекс затратной стоимостью более 50 млн. долларов. Да, его строила швейцарская компания SFO Concept AG, единственным акционером которой был А. Чубайс. Но только до 16 мая 2013 года. Пять лет прошло с тех пор, как Чубайс с соблюдением всех норм швейцарского законодательства продал эту швейцарскую компанию своему сотруднику Сучкову. Вместе со строящимся тогда в Переделках жилым комплексом. Новый собственник швейцарской компании Сучков внесен в государственный реестр акционерных обществ Швейцарии. Копия выписки из этого реестра имеется.

Что еще нужно следствию, чтобы, наконец, до него дошло, что сегодня А. Чубайс не имеет никакого отношения ни к самой швейцарской компании, ни к жилому комплексу, который после завершения строительства в конце 2015 года был зарегистрирован на швейцарскую компанию  SFO Concept AG?

Чем можно объяснить подозрительную готовность начальника Главного управления МВД России по Московской области генерал-лейтенанта полиции В.К. Паукова «принять к исполнению» заявление А. Чубайса (июнь 2017 года) с его просьбой, цитирую: «возбудить уголовное дело, установить и привлечь к уголовной ответственности неизвестных мне лиц, которые в период с июля 2016 года по 03 апреля 2017 года совершили кражу принадлежащего мне имущества (согласно приложению № 1 к настоящему заявлению), находящегося на объекте недвижимости, расположенном по адресу: Московская область, Одинцовский район, в районе деревни Переделки…». Имущество, говорится далее, «приобретено на мои личные денежные средства и размещено по вышеуказанному адресу в жилом комплексе, который был построен Швейцарской компанией СФО КОНЦЕПТ АГ для моего проживания и проживания членов моей семьи (выделено мною – В.Ф.)».

Неужели генерал-лейтенант полиции Пауков, принимая заявление от Чубайса, даже не поинтересовался, а что это за жилой комплекс построен в Переделках и кому он принадлежит. А выяснив, не задал простой вопрос: на каком основании Анатолий Борисович приобретал и размещал какое-то имущество на объекте, принадлежащем зарубежной (швейцарской) компании? И вообще, зачем Анатолий Борисович продал свою швейцарскую компанию SFO Concept AG в мае 2013 года?

Услышать ответы на эти вопросы было бы крайне интересно. Нам кажется, что для следствия они должны были  бы быть равнозначны явке с повинной. Чубайсу пришлось бы признаться, что в мае 2013 года, сразу после подписания Президентом Путиным Федерального закона N 79-ФЗ, запрещающего чиновникам иметь активы за рубежом, имел место банальный сговор его, Анатолия Чубайса, со своим сотрудником Ильей Сучковым о фиктивной продаже акций компании SFO Concept AG последнему. Задумана то сделка была как фиктивная, но исполнена по-настоящему, с соблюдением всех норм швейцарского законодательства. Вот где мы видим (но почему-то не увидело следствие) «преступный умысел» Чубайса обмануть государство, мошенническим путем обойти требования федерального закона. Если это так, то сам А. Чубайс должен был быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ. Мошенничество. Причем речь о мошенничестве в отношении не физического лица, а государства.

Другое дело, что афера не была доведена до конца. Когда жилой комплекс в Переделках был построен, сдан в эксплуатацию и зарегистрирован на швейцарскую компанию, а сам А. Чубайс после реорганизации РОСНАНО (декабрь 2013 года) стал Председателем Правления ООО «УК «РОСНАНО», то есть превратился из государственного чиновника в бизнесмена, наступило время вернуть швейцарскую компанию вместе с готовым жилым комплексом бывшему хозяину. Но Сучков отказался выполнять договоренности (условия сговора), в общем, «кинул» шефа и предложил А. Чубайсу купить у него жилой комплекс по рыночной цене. Чубайс, естественно, отказался.

Моральную сторону истории не обсуждаем. Она грязная. Но факт остается фактом: отказ Сучкова провернуть сделку назад означает и то, что «преступный умысел» не превратился в успешно завершившуюся аферу Чубайса, о которой общественность никогда не узнала бы. А при чем здесь Муса Садаев?

Дело в том, что после отказа Чубайса купить этот жилой комплекс Сучков начал поиск покупателя, возможно, чтобы после продажи расплатиться с долгами компании SFO Concept AG, но и самому не остаться внакладе. И это все было законно. За помощью он обратился к М. Садаеву, имевшему, как он полагал, обширные связи с лицами, которые могли быть потенциальными покупателями комплекса. М. Садаев согласился, о чем были составлены соответствующие документы.

Подчеркнем: М. Садаев по всем правилам оформил свои деловые отношения (поиск покупателя, охрана объекта) с реальным, абсолютно законным единственным акционером швейцарской компании SFO Concept AG и владельцем жилого комплекса в Переделках Ильей Сучковым. И если из жилого комплекса в Переделках действительно что-то пропало, было похищено и т.д., то с заявлением в полицию должен был, естественно, обратиться именно Сучков. Но такого заявления не было, и претензий Сучкова к Садаеву, по нашим сведениям, тоже не было, и нет. И где здесь Чубайс?

А Чубайс не мог смириться с потерей. Но законных способов вернуть утраченное не было. Не было причин, по которым, например, швейцарский суд мог бы признать сделку купли-продажи акций компании SFO Concept AG недействительной. Но в швейцарский суд А. Чубайс, кажется, и не обращался. Зато Чубайс знал, что есть российская правоохранительная система и российский суд. В России, как известно, всегда придут на помощь «правильному» человеку. А Чубайс, несомненно, «правильный».

Вот и появилось на свет процитированное выше заявление А. Чубайса начальнику Главного управления МВД России по Московской области генерал-лейтенанту полиции В.К. Паукову. Это заявление вполне тянет на заведомо ложный донос – ст. 306 УК РФ, до шести лет лишения свободы. В нем Чубайс соврал несколько раз. Соврал, когда просил генерал-лейтенанта В.К Паукова «возбудить уголовное дело, установить и привлечь к уголовной ответственности неизвестных мне лиц, которые… совершили кражу принадлежащего мне имущества». Во-первых, «неизвестные лица» Чубайсу были прекрасно известны,  поскольку накануне он публично заявил, что решил подать в полицию заявление на главу своей бывшей компании SFO Concept Илью Сучкова и «группу работающих на него товарищей чеченской национальности». Муса Садаев – чеченец и Чубайс однозначно имел в виду его. Во-вторых, какое имущество могло принадлежать Чубайсу на объекте, принадлежащем зарубежной компании? А в посольстве Швейцарии в Москве не завалялось случайно имущество, принадлежащее Чубайсу?

Непонятно, как могло случиться, что А. Чубайс, не имеющий с мая 2013 года никакого юридического отношения ни к швейцарской компании, ни к принадлежащему ей жилому комплексу, был, тем не менее, признан потерпевшим, а по возбужденному уголовному делу были арестованы и в настоящее время содержатся в СИЗО И. Сучков, М. Садаев и лица из охраны объекта.

Если Сучков (а с ним по справедливости обязательно и Чубайс) действительно мог быть арестован и помещен в СИЗО, но только по другому обвинению в мошенничестве и обмане государства, то какое отношение к уголовному кодексу имеют М. Садаев и лица из охраны комплекса? К последним, как нам известно, у швейцарской компании нет никаких претензий.

Как объяснить это уголовное преследование при совершенно очевидном отсутствии самого состава преступления? Некоторые мои знакомые высказывают мнение, будто следствие фактически находится под гипнозом самого  имени Чубайса. Наивное предположение. Уверен, здесь имеет место нечто более существенное, нежели гипноз.

Пока у Чубайса все получается.

Но мы, друзья и коллеги Мусы Садаева, все же надеемся, что Одинцовский городской суд, где, предположительно, будет рассматриваться дело по существу, судья, который будет вести дело, не переступит черту, за которой уже невозможно уважать ни себя, ни профессию. И начнется движение в обратном направлении. Этот процесс должен будет регулироваться статьями УК РФ: 306 («Заведомо ложный донос»), 299 («Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности») и 305 («Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта») — это в части заключения под стражу.

Валерий Филиппов

 

 

 

 

© 2005–2014, Национальная Академия Изучения и Исследования Проблем Коррупции
Создание сайта — Студия Brandmotiv.ru